среда, 23 марта 2011 г.

In a world without love

Сегодня сильно потянул спину с самого утра. Дикие муки. Невозможно нормально стоять, да и сидеть и лежать тоже. Такое было со мной в позапрошлом году, но тогда я работал как вол в Чайной Ложке. Откуда это сейчас – я понятия не имею.

Не могу избавиться от мыслей о ней. Сколько бы себя не убеждал. Просто какая-то патология, ведь я ей не нужен. Это я выяснил уже довольно давно. И все равно. Нас всегда тянет к тому, чего мы не можем получить. И я ни в чем ее не виню, да и себя, наверное, тоже. Что бывает, когда соединяешь две зажженные спички вместе? Пламя становится ярче и выше. Становится теплее и светлее. Да, но только не в этот раз, ведь если приложить горящую спичку к кубику льда – она потухнет, и ничего не останется, кроме струйки дыма, поднимающейся к потолку. Как же я этого боюсь. Я наконец-то начал чувствовать что-то, хоть что-то, и даже если это что-то останется без ответа, оно дает мне надежду. Это прекрасное чувство.

А любовь и влюбленность, буквально витает в воздухе. Шагает по коридорам. Лешка и Гарай слушают Death Cab For Cutie постоянно. Весна готовится к параду. Я окружен счастливыми парочками, с румянцем на лице и стыдливыми глазами. Они такие смешные. Улыбки, такие искренние, и в них столько ранимости, что невольно хочется обнять и погладить по голове. Живи, люби, грей!

А у нее – холодные руки. Они мерзнут и краснеют на ветру, как и щеки. Позавчера сидели в кафе – пили кофе и Хорошевское. Я играл ей свое, играл Тима и Чака, и AJJ и еще много всего. Она слушала. Тихо, взявшись маленькими изящными ручками за эту большую кружку. У нее плохо с Английским, а у меня, в последнее время плохо с голосом. Мой друг Честер помог. Я играл Do You Pray и Cold Enough to Break… я не знаю, понравилось ли ей. Скупая похвала, девушки, привыкшей быть сильной, мужественной. Черт, сколько мыслей в моей голове. Она играла мне Сплин и Земфиру, и пела своим слегка хрипловатым, надломанным голосом, который так привлекает меня в женщинах, а я курил, и старался подпевать. Боже, как же я далек от всего этого! Но я старался. И мне даже понравилось. Я не знаю, кто учил ее играть на гитаре, но она так по-смешному… нет, так мило сгибает пальчики… И еще мы говорили. О разных вещах. Об учебе, о ней, обо мне, о музыке и о тысячи разных глупостей. Должно быть, ей было со мной неловко. Наверное. Но она держалась. Она была сильной, как всегда. Я же, как и обещал, не делал никаких выпадов, не говорил ничего, что могло бы ее смутить. Я просто хотел побыть с ней, хоть чу-чуть. Не через экран монитора, а вот так, наедине. Она говорит, что в ней нет ни капли женственности, но это не правда. Может быть, осознание придет позже. Я же, просто наслаждался компанией этой очень симпатичной девушки, со странными глазами и милой улыбкой над острым подбородком. Это все так не похоже на меня. Пару лет назад я бы бросился на нее, прыгал бы от любви до ненависти, сыпал бы глупыми sms… сейчас, я понимаю стариков. «О, пришла Любовь! Весна на дворе!». Чувствую себя лет на 45. Но все равно, мне было приятно.

Она похожа на прекрасный нераскрывшийся бутон. Пока нераскрывшийся. Та самая роза, которую стоит иногда понюхать на обочине дороги, чтобы ощутить вкус жизни. Будет обидно, если этот маленький трепещущий цветок сорвет и втопчет в грязь какой-нибудь урод. Сколько раз я видел такое? Приходилось, да. А с ней нельзя так. Со всем ее багажом, со всем тем, что уже произошло, с этими странными, но прекрасными глазами. Она сильная, да. Но везде есть пределы.

Я посадил ее на желтый экспресс и прыгнул в двойку – домой. Лешка сидел на заднем сиденьи. Улыбался. Маленький город. Он спросил у меня, как все прошло, а я просто улыбнулся. Ну как еще могло все пройти? Im a nice guy… но всеже, кубик льда и спичка. Мы выбрались у Бриза и он накормил меня самой вкусной шаурмой, которую я когда либо пробовал. Ее готовит его знакомый египтянин по имени Али. Еще бутылка димидрольного пива, и весь вечер с ноющей головной болью. Глупый маленький я.

Комментариев нет:

Отправить комментарий