пятница, 11 мая 2018 г.

Those were the days, the pines, the forlorn shores

Адова жара! Черти лысые! Адова жара в Петрозаводске! В середине мая! Спать совсем невозможно. Рубить начинает только под утро. Я не жалуюсь. Ну разве только на то, что не успел обзавстить летними шмотками. Все поправимо. Дурацкая идея выпустить сингл перед отъездом на остров меня все еще преследует, несмотря на явный недостаток времени и тотальную бесперспективность выпускать новый материл, без возможности его откатать. Чтож, я так хочу. Отчего-то в последнее время "хочу" перевешивает вообще все. Понял, наверное, что если не сделаю сейчас - потеряю запал. Запись почти закончена, ребята обещали помочь с аранжеровкой и чуть подправить огрехи. Дальше - Чехия, Брно, и толины волшебные уши. Надеюсь, что-то получится. Всего две песни - Ludovican и Forlorn Shores. Своеобразная открытка из прошлого. Одна громкая, другая тихая. Думаю о том, что поместить на обложку.

Все, как обычно, скомкано. Дни - полные работы под завязку, дни - когда вообще ничего не происходит. Спланировать что-то, и при этом не показаться лжецом самому себя - задача не из простых. Пусть идет как идет. 

На днях сгоняли с ребятками на бережок, так же спонтанно, пожарить шашлыков. Брусничный маринад, IPA и та же "dead industrial atmosphere", как и в прошлом и в позапрошлом годах. Правда теперь вконце Варкауса высятся новостройки, отхватыевая куски от пеесчанного пляжа, а у старых доков видимо новый владелец, потому, что теперь они обнесены забором и там стоит много судов. Много больше, чем в прошлом году. Ну и, конечно, все принесли с собой разговоры о работе. Ваня, Саша и Виталик теперь работают в одной конторе и у них своеобразная "клика" и свои, внутренние шутки. Женька пришел позже, и тоже с задумчивым выражением на лице. Я же просто принес гитару. Мы сидели недолго. Когда поднялся ветер мы поехали к Ивану в гости. И было все как обычно, как по нотам, с традиционным "все, сваливайте, я спать хочу" под конец.

Через 17 дней катер из Кеми увезет меня на Соловки, где я проведу все лето и большую часть сентября. Хочется побыть наедине со всем этим великолепием и найти повод двигаться дальше. Снова в голове миллион странных планов, а друзья, словно подшучивая над моими внутренними демонами, зовут перебраться в Чехию, в Москву или в Сочи. Отец, не унимаясь, повторяет, что с миоими заниями и интересами можно было бы отправится в Африку - работать переводчиком и сопровождающим на грузовых судах. Я не знаю, что им ответить. Сейчас, я сам не очень представлю, что за жизнь начнется у меня с первыми холодами. Дурная голова меня обязательно куда-то да приведет. Одно знаю точно, моему Петро-затворничеству скоро придет конец. Скрестим пальцы.