четверг, 14 апреля 2016 г.

And I was a yellow raincoat on the darkest of days

В моей жизни все циклично. Своеобразная петля. Образы так или иначе цепляют друг за друга и порождают новые образы которые в свою очередь, возможно годы спустя, возвращают меня к истоку. Так было и наверное так будет. Джеймс говорит - это нормально. Может он прав, а может в этом и есть вся моя суть. Временная и смысловая сингулярность. Турникет. Давай вспомним... 5, 6 или 7 класс. Весна. Клетчатая рубашка - растрепанные вихры. Я и Литература - лучший в классе. Конкурс чтецов к 9-му мая. День победы. Кажется я тогда только оправился от ангины, а может просто забыл (я никогда не отличался особой внимательностью) - у меня вечер на то, чтобы найти стихотворение. О войне. Как это ни странно, но у нас, в доме человека - ярого энтузиаста ВОВ, авиа- и морской техники того времени - моего отца, нет ни одного томика военных стихов. Даже близко нет. Зато много классической научной фантастики и томик Блока "Избранное". Символизм. Что может понимать мальчишка? Ничего. Мама помогает выбрать. Я учу "Взморье". С тех пор - мое любимое стихотворение. Я трачу вечер. Я готов. Следующим утром я читаю "Взморье" перед классом, выставив руку вперед я декламирую "...Я увидел Глядящую в твердь-/С неземным очертанием рук/Издали мне привиделась Смерть...". Учительница молчит. Просит сесть. Я получил тогда пять, но авансом, и с условием что буду участвовать в конкурсе с другим стихотворением. Кажется это был "Василий Тёркин". А меня трясло. Меня трясло когда я читал "Взморье", потому, что я чувствовал что-то. Что-то болезненно знакомое и одновременно нечто, что еще только должно произойти.

В моей жизни было и море, и "маяки" - буквальные и фигуральные. Было много чего. Было "Взморье". А в последней строфе, пожалуй, все, что меня когда-либо по-настоящему интересовало:

Там поют среди серых камней
В отголосках причудливых пен -
Переплески далеких морей
Голоса корабельных сирен.

Здесь все. И новый виток. Как работает мысль человека? Перед самой записью я набросал новую песню. Это были призрачные размышления о работе в доках, где я часто бывал в детстве - старая железка, суда на приколе. А потом были мысли о буре, о грандиозном шторме. Я нашел старые заметки об "Идеальном шторме" 1991-го, том самом, о котором была написана книга а позже снят фильм. Но это была только треть. Вторая треть - мои собственные размышления, то самое зерно авторского безумия, фикции, выдумки. Это была новая история, в которой было много старого. И это была динамика. Невероятная лихорадочная пульсация. Я закончил текст за пару часов. Без правок. Без права на правки. А что же до последней трети? Это было что-то внутри, что-то старое, но до боли знакомое, что-то, о чем я вспомнил только сейчас. Это было "Взморье" Александра Блока. И снова петля:

THE SHADOW IN THE LIGHTHOUSE

The storm came out of nowhere
Crushing boats at the bay
And I was a yellow raincoat
On the darkest of days.

High above the weeping church bell
And the 30 feet waves
There was a shadow in the lighthouse
And she looked down on me

And I swear I could hear that maniacal laughter
The lightning, the torn wedding gown
"Ain't that wrong? Look what we've done!"

The death toll counted thirteen
Said the man on the news
And I found the lighthouse damaged
In my search for the clues

On that cold November morning
And I knew I should move
So I left that cursed harbour
Headdin' North to start anew

But I still can't forget her maniacal laughter
The lightning, the torn wedding gown
"Ain't that fun? Nobody won!"

И снова. Как раньше. Волны. Тише. Тише. Пока не станут шепотом. Тише...
Спокойной ночи.

Комментариев нет:

Отправить комментарий